Иногда заброшенные дома становятся «капсулами времени», удивительным образом сохранившими артефакты памяти и свидетельства жизни людей давно ушедшей эпохи. Именно с таким свидетельством прошлого столкнулась в 2016 году фотограф Мария Вранковская, попавшая в квартиру, стоявшей закрытой с конца 1980-х годов прошлого века. Раньше здесь жила семья: отец, мать и их единственный сын Стас. Помимо бытовых артефактов, сохраненных, словно в музее, в квартире нашлось настоящее сокровище: непроявленная фотопленка, на которой запечатлена жизнь семьи и взросление их единственного сына.

Этого дома нет на карте. Ветхий и старый, через месяц его снесут. Настоящее чудо, что мне удалось попасть в квартиру, в которую около 30 лет не ступала нога человека, до нынешнего момента. К сожалению, жильцы дома успели разрушить первозданное состояние той эпохи, но я рада и тому, что от нее осталось. Благодаря моему другу Владу, который живет этажом ниже, мне удалось туда попасть.

Дом располагался в Кировском р-не Волгограда. Всего два этажа, деревянный, спрятан в камышах. Жильцы уже начали съезжать на новые квартиры, выданные государством взамен. Только в квартире №5 никто никуда не торопится. Раньше здесь жила семья: отец, мать и их единственный сын Стас, которого забрали в психушку в зрелом возрасте (вероятно там он и провел последние годы своей жизни). После смерти родителей Стаса квартира оставалась пустой — около 30 лет она была опечатана. Ключи от нее хранились у некоторых соседей, которые решили, перед тем как дом снесут, забрать все ценное из этой квартиры.

Когда мы с другом оказались в квартире, то увидели жуткий беспорядок: разбросанная одежда, вытащенная из кожаных чемоданов, разбитые красные кирпичи — все что осталось от печки, жильцы решили сдать ее на металлолом, книги были свалены в кучу, а рядом с ними, такие же грязные и потрепанные, валялись старые номера «Огонька» и «Авроры». Зато на кухне были призрачные остатки жизни в виде таза с луковой шелухой и прогнившего внутри пузырька мультивитаминного напитка Cedevita.

Я не знаю как лучше передать ту атмосферу, на некоторое время я словно попала в прошлое. Фотографии счастливых людей, открытка из Берлина, бутылка из под того самого советского шампанского, ветхие книги, пластинки... все, абсолютно все пропитано чужой жизнью. Осознание того, что этих людей на фотографиях уже давно нет в живых приходит не сразу.

Несмотря на то, что жильцы разобрали себе большую часть вещей, мне удалось найти уникальные вещи. Значок в виде кленового листа, календарный листок за 1974 год на котором изображен портрет Лермонтова ко дню его рождения, а на другой стороне его стихотворение «Осень». И самое главное сокровище — это фотопленка. На ней тот самый Стасик, еще совсем маленький: купается в ванной, сидит на кровати с плюшевым медведем. У меня пробежали мурашки по телу, увидев такое личное, такое чужое для меня.

Жутко и прекрасно одновременно. Свидетельства о смерти жильцов, их трудовые книжки и другие документы перемешались с музыкальными пластинками болгарских певцов. Учебники по общей биологии все так же стоят на книжной полке, только заросли паутиной и скорее всего устарели для современной школьной программы. На тетрадном листке в клеточку выписан кривыми мелкими буквами псалом 90: «Живый в помощи вышняго». А на окне покоился лотерейный билетик, который стоил 30 копеек. Интересно, выиграл ли он?

Этот барак был один из многих в нашей стране. Это лишь одна маленькая история о живших когда-то людях, у которых были мечты, цели и надежды. Они работали, учились, покупали вещи, слушали пластинки, выписывали газеты и журнали. Они были и исчезли. К сожалению даже наличие внуков не гарантирует, что о вас будут помнить. Тем не менее, эта история поможет каждому из нас осознать мимолетность жизни и важность своих родственных связей. Память начинается с нас. Если мы будем вспоминать и беречь своё личное прошлое, то наше настоящее обретёт смысл в будущем. В этом, возможно, и есть ценность жизни. Поэтому очень важно собирать информацию о тех людях, которым не повезло передать свой «чемодан» потомкам.

Источник: Вранковская