В последние годы все больше людей начинают интересоваться историей своей родословной. Портал «Детство в Сокольниках» встретился с Александром Воробьевым – историком, генеральным директором первого российского бесплатного генеалогического онлайн проекта familio.org и узнал, как начать изучать историю своей семьи, повлияют ли соцсети на будущих историков и что можно узнать на старинных кладбищах.

Александр, как вы сами пришли к изучению истории?

Я историк по образованию, закончил РГГУ в 2007 году. Еще во время учебы работал в Российском государственном архиве древних актов, то есть я занимаюсь генеалогией уже больше 15 лет. Когда я работал в РГАДА, где хранятся самые древние документы по родословной, то специализировался именно на поисках родословных в ранних документах по запросам. Потом я работал в генеалогическом агентстве, а в 2009 году открыл свою компанию «Генеалогик», которая занимается историей семьи. В 2017 году мне пришла идея создания сервиса для составления родословной, и постепенно собралась команда, с которой мы запустили проект Familio.

Как бы вы сформулировали миссию проекта?

Для меня лично самая главная цель – сделать историю семьи понятной и прозрачной. Так вышло, что сейчас любой, кто начинает углубляться в историю своей семьи, сталкивается с рядом трудностей: не знает с чего начать, как искать информацию, куда обращаться за помощью. Есть много мифов о том, что генеалогия – это сложно. Весь проект направлен на их развенчание. Мы хотим помочь людям начать изучение истории своей семьи и дать удобные и понятные инструменты для поиска предков и составления родословной.

Исходя из вашего опыта, как вам кажется, почему люди начинают изучать историю семьи? Важно ли для современного человека чувствовать связь поколений?

Существует две основных причины. Первая – чтобы лучше понять себя. Попытка ответить на вопрос почему ты ведешь себя так или иначе в определенных жизненных ситуациях. Вторая – это про связь поколений. Представители старшего поколения еще являются носителями воспоминаний о жизни бабушек и дедушек, которые, например, могли спокойно жить в деревне, где не было вообще ничего из того, что есть у нас сейчас. Часто для человека важно сохранить эту память и передать ее своим детям, для которых это уже совсем другой мир.

Важно ли привлекать детей и подростков к изучению семейной истории?

Мне кажется, что этот процесс должен быть естественным, частью повседневной жизни. В моем детстве первые знания об истории семьи начинались с походов на кладбище. Я видел могилы родственников, и всегда спрашивал, кто это, сколько их было. Вспоминал истории бабушки: она рассказывала, как война началась, как немцы на их деревню наступали. Мне кажется, не нужно специально ставить задачу приобщить детей к семейной истории. Если родители сами этим увлекаются, то это увлечение и интерес передадутся детям. У меня есть один друг, у которого четверо детей — и он их активно вовлекает в свои поездки по исследованию семейной истории. С сыном-подростком ездил в Ульяновск и устроил ему целый квест: они по карте искали дома, где жили их предки. А малышам важно просто объяснить все родственные связи: кто есть бабушка и прабабушка, чем они отличаются, показать какие-то фотографии, книжки от родственников. Это тоже помогает сохранять память.

Сейчас мы все так или иначе, но оставляем цифровой след. Может ли получиться, что генеалоги будущего будут изучать семейную историю по нашим постам в социальных сетях?

Ситуация с цифровыми носителями и социальными сетями очень изменилась с 1900-х. Тогда были печатные фотографии, иногда полароидные снимки, часто плохого качества. Дальше начинается эпоха цифровых фотографий. В 2010-е годы люди задумываются над тем, что у них ничего нет на бумажных носителях и начинают эти цифровые фотографии печатать, делать семейные фотосессии. Что касается цифрового следа, то тут очень многое зависит от того как человек ведет себя в социальных сетях. Например, обо мне, скорее всего, кроме рабочей деятельности практически ничего найти не получится. У многих моих друзей ситуация прямо противоположная. Но при этом нет никакой гарантии, что через 10 лет весь архив какой-нибудь страницы будет доступен. Мне кажется, историкам будущего будет очень сложно, потому что современная цифровая информация очень неоднородная. Но по сути все так же, как и с письменными источниками, когда у нас есть только одна рукопись, а остальное нужно найти, восстановить, представить.

Familio.org – это сервис, который могут использовать люди, которые только начинают изучать историю семьи? Насколько удобно пользоваться сайтом?

Мы старались ориентироваться именно на тех кто только начинает. Поэтому дополнительно сделали и сайт familio.media , где публикуем статьи, связанные с генеалогией. Внутри сервиса у нас заложен механизм создания страниц людей. Наш пользователь может создать страницу, например своего деда, указать на этой странице важные, значимые события из жизни родственника (рождение, армия, работа). Таким образом и работает механизм связей и сохранения: если указать место рождения человека, система покажет его на карте. И его соседи, дальние родственники сразу это увидят.

Поэтому на вашем сайте представлена карта России с базой данных из более 210 000 современных и исчезнувших населенных пунктов?

Российская генеалогия вообще очень сильно связана с местом. Три главных вопроса, с которых начинается история семьи, это «кто, «где и когда?». Самый важный из них именно «где», потому что от этого зависит, куда обращаться и что запрашивать. В советский период документы хранились в территориальных ЗАГСах, значит, нужно знать место рождения, район, куда обращаться. Если брать дореволюционную эпоху, там то же самое – если известно, что человек родился в такой-то деревне, нужно понять, к приходу какого села она относилась, и дальше смотреть уже метрические книги по этому селу. Если человек родился в Тульской области, то и работать надо в архиве Тульской области. Так и получается, что место — это самое главное звено.

Какие самые неожиданные открытия совершали люди в процессе изучения своей родословной?

У меня как-то было исследование, которое продолжалось в общей сложности лет десять. Начиналось с того, что человек знал, что у него был дед, который жил в Петрограде в первой половине XX века, и что вроде как прадед был офицером и писал книги про быт солдат. Мы обратились к архивам, выяснили, что до революции это был дворянский род, а потом открылись какие-то совершенно потрясающие сюжеты. История семьи началась с того, что их предка в начале XIX века призвали по рекрутским наборам в армию, он прошел все войны, которые в то время были, участвовал в заграничном походе после 1812 года и потом, при подавлении восстания декабристов, отличился и получил первый дворянский чин, который тогда еще давал потомственное дворянство. Все его дети тоже стали офицерами. В каждом поколении они пересекались с кем-то из известных писателей, поэтов. Сын родоначальника служил в средней Азии и жил в одном доме с поэтом Плещеевым. Плещеев писал про него в своих письмах, что не знал никого честнее и порядочнее, чем этот человек. Так весь XIX век нашел отражение в истории их семьи.

А одна моя знакомая, которая давно занимается своей родословной, узнала, что ее предка в начале XVIII века купил князь Меншиков. Понимание того, что ее предка продали, произвело на нее очень сильное впечатление, хотя она уже к тому моменту больше пяти лет занималась своей родословной.

24 июня в 19:00 в библиотеке Лермонтова состоится открытый разговор с Александром Воробьевым «Генеалогия: личные истории на карте большой страны». Регистрация и подробности.