Потом мы поехали в Сокольники на американскую выставку. Я первый раз была в Сокольниках. Летом там, наверно, очень красиво. Мы долго шли, пока не наткнулись на громадную очередь. Мы пристроились и стояли довольно долго. Вдоль нас бегали военные с мегафонами и уговаривали «стать по трое, не толкаться, идти медленным шагом». А куда идти, когда мы стоим. Стояли, стояли, и мама опять замерзла.

Наконец пошли, вошли в ворота и очутились на территории выставки. Прошли мимо жилой капсулы «Аполлона» (не помню которого по счету). Внутри лежали три скафандра в позах людей. Потом вошли в здание. Чего там только не было. У входа молодой американец раздавал журналы «Исследования и разработки в США». Меня неприятно поразили его движения руками, как автомат, даже не взглянет. Но ему, наверно, надоело уже это. В зале было много стендов с фотографиями и диаграммами, куча всевозможных усовершенствованных домашних приборов, вроде утюгов, которые сами отпаривают, соковыжималки и прочее. У стендов — американцы и американки, говорящие по-русски, правда, с акцентом. На вопрос: «Вы говорите по-русски?», - девушка ответила: «Стараюсь».

Там я увидела, причем впервые, цветной телевизор, лунную повозку. Там были такие машины! Длинные, широкие, плоские, низкие! Прелесть. Там один мужчина направлял на разные уголки зала телекамеру, и они тотчас же появлялись на экране телевизора. Я увидела там себя и маму. У выхода американка раздавала значки. У всех американцев эмблемы, те же, что и на значках.

После этого зала мы направились на нашу выставку «Станки-72». Ничего мы там не поняли: сплошные станки и шум.

31 марта, 1972 год.

Источник: дневник Елены Торбенковой на сайте «Прожито»