Вообще летом в парке было здорово! По выходным дням и в праздники на открытых эстрадах-ракушках играли оркестры, струнный и духовой. Перед эстрадами были установлены площадки с несколькими рядами лавочек, где сидели слушатели.

Мне нравилось название «ракушки». Что такое настоящие ракушки, я тогда ещё не знала и думала, что ракушка – это и есть деревянный помост с полукруглой крышей над ним. Много позже приехавшие к нам в гости родственники, отдыхавшие на море, привезли мне в подарок несколько морских раковин, похожих на раскрытый выпуклый веер, шершавых снаружи и глянцево-перламутровых внутри. Услышав знакомое название, я удивилась, а отец объяснил мне, что это и есть «ракушки», а открытые эстрады в парке называют так за похожесть.

В парке я впервые вживую услышала игру оркестров. В выходные на двух эстрадах играли духовой и струнный оркестры. Духовой оркестр состоял из военных музыкантов, и репертуар у него был соответствующий – марши, вальсы, другая подходящая танцевальная музыка. Мне нравилось слушать мягкие басистые голоса блестевших на солнце медных труб, разглядывать оркестрантов, смешно надувавших щеки, дуя в мундштуки. Музыка завораживала, обволакивала, уносила куда-то далеко, куда, я и сама не знала, но мне было очень хорошо, даже сердце замирало и уносилось за звуками труб. Я мысленно улетала, растворяясь в летнем воздухе, и смотрела сверху на зрителей, на папу и маму, на зелёные кроны деревьев, аллеи и гуляющую по ним публику. А дома ночью мне снились сны, в которых я летала по-настоящему, поднимаясь над домами, над парком, лесом, кружила вокруг замков, которые видела на картинках в книжках, над реками и морями. Мои ночные полёты мама объясняла простою. «Это ты растёшь, вот тебе и кажется, что летаешь», – говорила она и гладила меня по голове. Но ум не хотел мириться с таким объяснением, сон сливался с реальностью, и мне казалось, что всё то, что я видела во сне, происходило наяву, что если я очень захочу, то смогу летать просто так, даже не взмахивая руками. Оторвусь от земли и полечу, только лучше ночью, когда все желания исполняются, а родители спят и не видят мои полёты.

Музыка эта осталась во мне на всю жизнь. До сих у меня пор щемит где-то внутри, когда слышу мелодии духовых оркестров, я как будто снова возвращаюсь в детство, в парк, на скамью перед эстрадой, где сижу между мамой и отцом.

Струнные оркестры мне нравились меньше. Возможно, сложная музыка ещё не доходила до моего сознания.

Источник: https://bit.ly/2MuXa8r