Елизавета Николаевна Тюльпина (18 июня 1903 г. – 29 января 1981 г.)

Когда мне исполнилось три года, моя семья из семи человек переехала из коммунальной квартиры на Шаболовке в трехкомнатную квартиру в Сокольники. Думаю, что для нас это были хоромы после двух комнат в коммуналке. Мне тогда было три года и мама меня отдала в группу. Это было что-то типа детского садика, но только частного, во главе которого стояла шестидесятилетняя женщина Елизавета Николаевна Тюльпина. В нашу группу ходило десять детей.

Наша новая квартира находилась в каменном доме, хотя практически все дома в Сокольниках в моем детстве были деревянные. При входе во многие подъезды этих деревянных домов чувствовался затхлый запах. В подъездах часто пахло котами, которые шныряли по лестницам. На потолках виднелась деревянная решетка, с обвалившейся штукатуркой. Лестницы в подъездах были деревянные, и когда по ним начинаешь подниматься, они начинали скрипеть. Квартиры в этих домах были преимущественно коммунальные.

Вот в одном из таких деревянных домов на первом этаже жила Елизавета Николаевна. Ближе всего к переживанию ее образа в моей памяти подходит слово няня. Можно было бы назвать ее воспитательница или учительница, но она была для меня больше, чем вмещают эти слова. Она была няня, так как она любила каждого, знакомила нас с цветами и деревьями в лесу, учила человеческим ценностям через игры и сказки.

Дом Елизаветы Николаевны стоял по улице Сокольнический переулок, на месте которого сейчас стоит дом с магазином – «Дом кожи в Сокольниках». В квартире Елизаветы Николаевны было четыре комнаты и кухня. Отопление у них было газовое и на кухне стояла газовая колонка, ванной у них не было. Две комнаты занимала Елизавета Николаевна с взрослыми дочерью и сыном. В двух других комнатах жила соседка, высокая худощавая женщина, с довольно неприветливым выражением лица. Когда соседка умерла, мне отдали хранившиеся у нее очень красивые вышивки из черного и серебристого бисера. Отношения у Елизаветы Николаевны с соседкой были напряженные. Они друг друга недолюбливали, так как соседка была не довольна, что к Елизавете Николаевне приходили дети. До нашей группы, дети оставались у Елизаветы Николаевны на полный день. Сначала она с ними гуляла, а после прогулки дети оставались дома у нее, где она их кормила и занималась с ними. Но соседка написала на нее жалобу, после чего Елизавета Николаевна стала детей брать только на прогулку. Если эту соседку я воспринимала злой колдуньей, то няню доброй волшебницей. Больше всего я помню комнату самой няни. Когда я входила в эту комнату, я как бы погружалась в мир доброй феи. Елизавета Николаевна была интеллигентной, образованной женщиной. Взрослые говорили, что она дочь царского генерала и окончила Институт благородных девиц.

В комнате у стены располагался огромный кожаный диван с полкой, и я любила разглядывать стоящих на нем слоников и еще какие-то безделушки. Были и Елизаветы Николаевны рыбки и для того, чтобы поменять воду в аквариуме, старую воду спускали через резиновую трубку в ведро, а новую туда наливала. У Елизаветы Николаевны была собачка, карликовый пинчер, по имени Мулька. Она была маленькая и довольно живая. Некоторые детям разрешали ее водить на поводке, а мне не разрешали, так как я была самая маленькая.

Источник: proza.ru/2021/04/23/1289